UNESCO Press
Россия и ЮНЕСКО
Постоянное представительство России при ЮНЕСКО
Программа и бюджет ЮНЕСКО на 2014-17 гг.
Среднесрочная стратегия ЮНЕСКО на 2014-2021 гг.
Вестник ЮНЕСКО
Вестник ЮНЕСКО60 лет с ЮНЕСКО
 

Интервью Постоянного представителя России при ЮНЕСКО А.И.Кузнецова информационному агентству РИА Новости

Версия для печати

12.05.2017

В Париже завершается 201-я сессия Исполнительного совета ЮНЕСКО, где рассматривались вопросы управления организации и реализации значимых проектов. Постоянный представитель РФ в ЮНЕСКО Александр Кузнецов в беседе с корреспондентом РИА Новости в Париже Викторией Ивановой рассказал о роли России в организации, о российских объектах всемирного наследия и о перспективах восстановительных работ в сирийской Пальмире.

- Александр Игоревич, прошло уже чуть больше полугода с того момента, как вы возглавили Постпредство РФ при ЮНЕСКО. Какими темами занимались в это время? Есть ли какие-то значимые прорывы?

— За последние месяцы было несколько крупных российских культурных акций в ЮНЕСКО. Мы отметили 80-летие российского ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева. Этот прославленный коллектив открыл своим выступлением главный зал ЮНЕСКО, который длительное время находился на ремонте. Впечатление от его выступления было огромным. Затем состоялся концерт художественной самодеятельности студентов РУДН. Надо сказать, что он превзошел все наши ожидания — настолько ярким было это событие.

Я до сих пор получаю восторженные отклики от коллег, представителей различных стран в ЮНЕСКО, — и неудивительно. Чего стоило, например, зажигательное исполнение украинского гопака студентами из африканских стран!

- Российские мероприятия в последнее время в ЮНЕСКО проходят часто…

— Дело не столько в количестве мероприятий, сколько в том, что они, как правило, несут большую смысловую нагрузку, то есть полностью отвечают целям и принципам ЮНЕСКО. Приведу конкретный пример. В декабре прошлого года высокое звание Артиста мира ЮНЕСКО было присвоено известной российской певице Заре. По этому случаю в ЮНЕСКО состоялся ее концерт, о котором говорили, что это был один из самых ярких вечеров в ЮНЕСКО за последние годы.

Но это было только начало. Дело в том, что Зара ведет активную благотворительную деятельность. Она занимается развитием творческих способностей у детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями. И вот недавно она провела в ЮНЕСКО замечательную выставку предметов такого творчества — своего рода мастер-класс, где дети и взрослые могли попробовать свои способности в различных видах прикладного искусства и ремесел. Понятно, что такие акции работают на укрепление престижа и доброго имени России.

- Как вы оцениваете роль и место России в ЮНЕСКО?

- Эта роль определяется, в основном, двумя факторами. Во-первых, ЮНЕСКО — очень популярная в России организация, наверное, самая известная из всех организаций системы ООН. В нашей стране у нее десятки друзей и партнеров. Ежегодно в России проводятся множество мероприятий либо под эгидой ЮНЕСКО, либо при ее непосредственном участии. Кроме того, огромный пласт работы — это наше сотрудничество в сфере охраны объектов всемирного наследия. Так что Россия — это, можно сказать, одна из важнейших опор ЮНЕСКО в мире. А второй фактор связан с тем, что Россия практически неизменно является членом Исполнительного совета ЮНЕСКО. И не потому, что за нами это место закреплено, как в СБ ООН, где мы являемся постоянным членом, — в ЮНЕСКО нет такого понятия. Здесь для того, чтобы стать членом Исполсовета, надо быть избранным, причем выборы достаточно сложные, потому что, как известно, претендентов больше, чем вакансий. А Россию тем не менее выбирают. Но, разумеется, чтобы и дальше быть членами этого руководящего органа, надо проявлять активность, участвовать в обсуждении всех вопросов, а не только тех, которые касаются нас непосредственно. Здесь большая ответственность лежит на Постпредстве, потому что именно оно на каждодневной основе участвует в работе ЮНЕСКО. Одним словом, важно, чтобы наш голос был постоянно слышен в этой организации.

- Какие ключевые вопросы обсуждаются на нынешней сессии Исполсовета?

- Речь идет, в частности, об одной из самых острых проблем, с которыми сейчас сталкивается международное сообщество. Я имею в виду защиту культурных ценностей, которые оказались под угрозой из-за действия террористов. Совсем недавно Совет безопасности ООН принял очень важную резолюцию по этому вопросу. Она имеет прямое отношение к ЮНЕСКО, потому что в ней подчеркивается центральная роль ЮНЕСКО в обеспечении сохранности и восстановления памятников, которые подверглись разрушению или оказались под угрозой в результате действий террористических групп. В первую очередь, это, конечно, касается Сирии. ЮНЕСКО сейчас рассматривает план действий, который будет основой для сотрудничества в этой области на ближайшие годы.

- Эта тема сейчас в приоритете, понятно. А как обстоят дела с внутренним устройством организации?

— Есть немало важных вопросов, касающихся будущей программы и бюджета организации. Они связаны с нынешним финансовым кризисом ЮНЕСКО, который, как известно, вызван тем, что некоторые государства, в первую очередь США, уже в течение многих лет не платят свои взносы. Например, долг США в ЮНЕСКО уже превысил полмиллиарда долларов. Соответственно, необходимо принимать меры, которые позволили бы организации сосредоточиться на приоритетах, с тем, чтобы программа деятельности соответствовала имеющимся ресурсам. Над этой проблемой сейчас и работает Исполнительный совет, и будет продолжать работать вплоть до Генеральной конференции, которая состоится в ноябре этого года.

- А что на третьем месте по важности?

— В этом году подходит к концу мандат нынешнего генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой. В октябре на сессии Исполсовета состоятся выборы нового генерального директора. Сейчас имеется девять кандидатов. На нынешней сессии Исполсовета состоялись собеседования с каждым из них. В течение полутора часов каждый излагал свое видение будущего ЮНЕСКО и отвечал на вопросы государств-членов.

- Как вы оцениваете перспективы кандидатов на пост генерального директора?

— Пока трудно предсказать, кто из них имеет наибольшие шансы на избрание. Их предвыборные программы опубликованы и в них много общего. Кто бы ни был избран, задачи организации от этого не изменятся. Основные проблемы я вам назвал. Нужно в первую очередь преодолеть финансовые трудности и выстроить работу организации в соответствии с имеющимися ресурсами. Но, разумеется, многое зависит от личности гендиректора, от его лидерских качеств. Будем надеяться, что это будет достойный преемник Ирины Боковой.

- В прошлом году, в начале мая, российское постпредство было инициатором поездки постпредов нескольких стран в Сирию, в Пальмиру. Не планируется ли сейчас новых поездок такого рода?

— Пока трудно планировать что-либо подобное. В Сирии освобождены от террористов обширные территории, в том числе Пальмира и Алеппо, где находятся ценнейшие памятники мировой культуры. Но там необходимо создать элементарные условия безопасности, в первую очередь, путем разминирования. Без этого невозможно оценить объем ущерба и начать реставрационную работу. Например, в Пальмире пока главная роль принадлежит саперам.

- А есть ли у вас какая-то информация о ходе разминирования?

— Как известно, Россия послала в Пальмиру большую группу саперов, 150 человек с соответствующей техникой. Но масштаб работ очень большой. Поэтому Россия выступила с инициативой создания международной коалиции по разминированию в Сирии. Мы этот призыв озвучили в ЮНЕСКО. Разумеется, у организации нет полномочий по разминированию. Но она может сыграть роль катализатора в том, чтобы процесс разминирования прошел как можно скорее с тем, чтобы приступить к восстановительным работам на объектах всемирного наследия.

- Ранее директор Эрмитажа Михаил Пиотровский говорил, что в России создадут фонд, который будет собирать деньги на восстановление Пальмиры. Есть ли у вас какая-то информация об этом? Предполагалось, что ЮНЕСКО будет координировать работу по восстановлению Пальмиры.

— Сейчас в ЮНЕСКО рассматривается проект соглашения о сотрудничестве с Эрмитажем в этой области. Надеюсь, что как только будут созданы элементарные условия безопасности для работы реставраторов, наши специалисты примут в ней самое активное участие. Ведь Пальмира стала своего рода символом борьбы за сохранение культурного наследия от варварских действий террористов.

- Не так давно в Минкультуры подписали соглашение о создании российско-сирийского фильма "Пальмира". Насколько важным в ЮНЕСКО считают такие начинания?

— Наверное, это полезная инициатива. Она не связана с ЮНЕСКО, но я думаю, что чем больше мировая общественность будет знать о сохранности памятников культурного наследия, тем лучше. ЮНЕСКО будет иметь больше потенциальных доноров и партнеров, которые смогут помочь в восстановлении памятников культуры.

- А вот что касается партнеров… В марте глава МИД РФ Сергей Лавров заявил о том, что только три российских НКО имеют статус партнеров ЮНЕСКО. Ведется ли работа по расширению числа российских экспертов? На каком этапе она сейчас?

— Да, безусловно, мы работаем над этим. Надо иметь в виду, что не каждая НКО может стать партнером ЮНЕСКО. Есть определенные правила. В частности, профиль деятельности таких организаций должен отвечать целям и задачам ЮНЕСКО. Пока, действительно, у нас только три НКО, которые имеют партнерский статус. Но у них есть положительный опыт работы. В частности, Экологический фонд имени Вернадского вот уже несколько лет успешно сотрудничает с ЮНЕСКО. Процесс получения партнерского статуса занимает в среднем около двух лет. Дело в том, что он дается не авансом, а является результатом сотрудничества данной организации с ЮНЕСКО. Сейчас несколько российских НКО находятся на стадии получения партнерского статуса, например, Ассоциация русскоязычной прессы. Она недавно проводила свой конгресс в ЮНЕСКО и, возможно, в скором времени станет партнером организации.

- Для журналистов это было бы полезно.

— Сейчас в журналистике появилось множество проблем, связанных с безопасностью и другими аспектами профессиональной деятельности. Для их решения необходим в первую очередь диалог. ЮНЕСКО является важнейшей международной площадкой для такого диалога.

- Летом в польском Кракове пройдет очередное заседание Комитета Всемирного Наследия ЮНЕСКО. Какие объекты материального и нематериального культурного наследия России могут оказаться под защитой ЮНЕСКО в ближайший год? Какие поступали предложения, обсуждаются ли они?

— Там будут рассматриваться, во-первых, несколько уже существующих объектов. Это Золотые горы Алтая, Западный Кавказ, остров Врангеля и еще несколько объектов. Будут рассматриваться и две новые заявки — город-памятник Свияжск в Татарстане и совместный проект России и Монголии "Ландшафты Даурии". По ним проведена большая подготовительная работа. Побывав в прошлом году в Свияжске, я собственными глазами видел, какие усилия были предприняты для реставрации, благоустройства этого объекта и его включения в Список всемирного наследия. Надеемся на успешное рассмотрение этих вопросов.

- Как в целом ведется работа по российским объектам? Есть ли проблемы?

— ЮНЕСКО принимает информацию от нас и реагирует на наши сообщения. У нас идет постоянный процесс переговоров. Памятников всемирного наследия у нас очень много, и, конечно, по каждому есть определенные проблемы. Например, представьте себе такой объект всемирного наследия, как московский Кремль. Ведь это не только музей под открытым небом. Это место, где бьется сердце России, где работает руководство страны, где проводится огромное количество самых разных мероприятий. Поэтому обеспечение сохранности этого объекта является процессом непрерывной работы у нас в стране и обмена мнениями и сотрудничества с экспертами ЮНЕСКО.

- Чем руководствуется организация, контролируя сохранность объектов культурного наследия?

- Правила сохранности очень конкретные. Например, один из основополагающих принципов сохранения объекта — это его визуальная целостность. Он должен выглядеть так, как выглядел на момент включения его в Список всемирного наследия. Все, что может нарушить этот ансамбль, визуальную целостность — это серьезный вопрос, и, конечно же, ЮНЕСКО на это реагирует. А когда речь идет о создании объектов жизнеобеспечения или музея на территории объекта всемирного наследия, как, например, на Соловках, ЮНЕСКО подходит к этому не формально, а исходя из широких интересов сохранения этого объекта. Хотя такого рода проблемы постоянно возникают, они решаются в деловой, не политизированной, профессиональной атмосфере.

- Как сейчас обстоят дела по созданию музея на Соловках? Ранее сообщалось, что новый проект был направлен в ЮНЕСКО. Рассмотрели ли его?

— Центр Всемирного наследия ЮНЕСКО занимается этим вопросом, он будет на повестке дня в Кракове. Надеюсь, что, как и в других подобных случаях, мы найдем правильные решения в интересах сохранности этого уникального памятника истории и культуры.