Россия и ЮНЕСКО
Постоянное представительство России при ЮНЕСКО
Вестник ЮНЕСКО №20'2014
Вестник ЮНЕСКО №20'201460 лет с ЮНЕСКО
 

Махмуд Эсамбаев, танцующее божество

Версия для печати

22.12.2009

media/2009/12/1261468752.jpg

Полвека назад Москва увидела и осознала явление чуда - Махмуда Эсамбаева. Чеченский артист представил на столичной сцене своеобразный монотеатр хореографических миниатюр. Это были танцы-новеллы, посвященные культуре разных народов: индийский ритуальный "Золотой бог", узбекский "Чабан", испанский "Ля-коррида", таджикский "Танец с ножами" и др. В своем искусстве Эсамбаев использовал феноменальные природные данные - осиную талию, грациозный шаг, орлиную внешность, редкую по красоте мужскую грацию. Великий Мастер танца утвердил за собой право на эпитеты «единственный», «неподражаемый», с которыми и вошел в историю искусства.

Громкий успех помог Махмуду Эсамбаеву создать ансамбль "Танцы народов мира", с которым он объездил весь мир и пережил великую славу. И где бы ни проходили гастроли, он, подобно увлеченному коллекционеру, собирал танцы разных народов, молниеносно разучивал и исполнял в той же стране, которая ему их подарила. Говорят, свои экспрессивные жесты, движения артист выверял по секундомеру, оттачивая до безупречного блеска, он завораживал зал экстазом невероятной силы.

В обычной жизни он был очень общительным, "распахнутым" человеком, остряком и хлебосолом. Однако, тратя деньги с кавказской широтой на дружеские застолья, сам он обходился двумя кусочками горского сыра в день и мечтал досыта наесться. Силой воли он подавлял аппетит ради своей осиной (47 сантиметров) талии, которую сохранял всю жизнь. Высокий, с благородной статью, гордо вскинутой головой, он создавал на сцене образы небывалой силы и красоты.

Почитатели называли Эсамбаева «чародеем сцены», а его танец «божественным». Талант позволил удивительному самородку выразить свое искусство ослепительно ярко, придать хореографии оригинальный рисунок, необычайную пластику. Эсамбаев завоевал всемирное признание, получил все мыслимые и немыслимые награды, стал обладателем множества почетных званий. Полувековая творческая жизнь утвердила право великого Мастера танца на эпитеты «единственный», «неподражаемый». Таким он и остался в истории искусства.

...«Как шило из мешка вылезает, так и я выскочил из своего чеченского народа. Оказался у меня талант», - написал о себе в автобиографической книге Махмуд Эсамбаев. Смысл его искусства емко выразил всемирно известный балетмейстер Игорь Моисеев: «Он отдал себя сближению людей, целью его творчества, основой взглядов были добро, дружба, красота». Другой выдающийся хореограф - Юрий Григорович отметил, что «каждое выступление Эсамбаева на сцене, каждая его миниатюра – это маленький законченный балет»....

Махмуд Эсамбаев родился в горном чеченском селении Старые Атаги. С трех лет, под восторги взрослых, он уже танцевал на свадьбах. С науками дело было хуже, и отец вынужден был каждый раз сопровождать сына до порога школы, с палкой. Родившись "танцовщиком от Бога", он посвятил себя сцене наперекор воле отца, считавшего выбор сына недостойным настоящего мужчины. Еще подростком Махмуд стал танцевать в Чечено-Ингушском государственном ансамбле. Но вскоре началась Вторая мировая война, и 19-летний артист вступил в артистическую бригаду, выступавшую перед фронтовиками.

В 1944 году, по приказу Сталина, чеченцы и ингуши были депортированы из родных мест в Среднюю Азию, и семья Эсамбаевых оказалась в Киргизии. Театр оперы и балета во Фрунзе (ныне – Бишкек), после короткого курса обучения, принял талантливого юношу в свою труппу, и несколько лет он солировал в классических спектаклях.

Когда после смерти Сталина изгнанники были «прощены» и вернулись в родные места, Махмуд оставил классический балет и принялся создавать оригинальные танцы-этюды. Первыми работами на сцене грозненской филармонии были индийский ритуальный танец «Золотой Бог», испанский – «Ля-коррида!» и таджикский «Танец с ножами».

Молодой исполнитель отважился показать свою программу в Москве, и сразу был зачислен в состав гастрольной группы «Звезды советского балета», с которой объехал десятки стран. Из каждого турне он привозил домой новый народный танец, впитывая в себя многообразное мировое искусство. Триумфальный успех вдохновил Эсамбаева на создание собственного танцевального коллектива.

В своей книге Эсамбаев рассказал, что сначала танцевальные костюмы он делал сам, из чего придется. В период же всемирной славы его бесплатно одевали известные кутюрье, а короли и президенты дарили дорогие национальные одежды. Разъезжая по всему земному шару, будучи принятым в высших кругах многих государств, Махмуд ни при каких обстоятельствах не снимал своей каракулевой папахи, которую называл «короной». По чеченскому этикету, шапка – символ чести и достоинства, она не должна покидать головы. Через всю свою жизнь и творчество Эсамбаев гордо пронес высокое имя «чеченский къонах» (рыцарь).

«Чародей сцены» собирался подарить землякам свой роскошный дом-музей в Грозном, полный сокровищ, которые он собирал со всего света во время гастролей. Но не успел. Огонь чеченской войны не пощадил дом. Вместе с ним погибли картина кисти Пикассо и уникальные костюмы Эсамбаева - один из них украшало более тысячи бриллиантов. Но сам мастер танца более всего сожалел об архиве, состоящем из газетных и журнальных вырезок на многих языках мира.

Сегодня дом-музей великого артиста на улице Красных фронтовиков восстановлен – в экспозиции размещены реликвии, сохранившиеся в Москве, в домах друзей и родственников. Именем Махмуда Эсамбаева названа городская площадь, одна из центральных улиц Грозного, в центре города ему поставлен памятник.

... Последние годы жизни Махмуд Эсамбаев провел в Москве. Он скончался в январе 2000 года и похоронен по мусульманской традиции на Даниловском кладбище. Его супруга-христианка исполнила завещание мужа, несмотря на то, что российское правительство предложило упокоить великого танцора на мемориальном Новодевичьем кладбище, где хоронят выдающихся людей страны. Имя Махмуда Эсамбаева навечно занесено на плиту в галерее «Звезд эстрады Российской Федерации» у концертного зала «Россия», недалеко от Кремля.

Татьяна Синицына, писатель