Россия и ЮНЕСКО
Постоянное представительство России при ЮНЕСКО
Вестник ЮНЕСКО №20'2014
Вестник ЮНЕСКО №20'201460 лет с ЮНЕСКО
 

Неумолкающий "Соловей" Алябьева

Версия для печати

09.03.2011

media/2011/03/1299665459.jpg

160 лет назад из жизни ушел Александр Алябьев. Композитор умер отверженным, никто не написал даже некролога. Только на его надгробной плите неизвестный почитатель выгравировал маленькую остроносую птичку с раскрытым клювом - поющего соловья...

"Я не могу без слез слушать «Соловья» Алябьева!!!”, - восклицал великий русский композитор Петр Чайковский. И до сих пор этот чарующий романс, истинное воплощение русского лиризма, остается драгоценным "музыкальным самоцветом", часто украшающим репертуары знаменитых колоратурных сопрано, русских и иностранных.

"Соловей" родился в московской городской... тюрьме. Это был "привет любви", подарок композитора возлюбленной, милой барышне Екатерине Римской-Корсаковой.

... На исходе зимы 1826 года московский народ с любопытством наблюдал, как в кованые двери городской тюрьмы близ Кремля здоровенные молодцы затаскивали старинное фортепьяно с бронзовыми подсвечниками. Крышка то и дело открывалась, показывая желтые зубы клавиш, носильщики кряхтели, шутили: не тюрьма, а консерватория!

Мало кто знал, что в самой дальней и сырой камере темницы томился необычный узник - уже громко заявивший о себе композитор Александр Алябьев. Потомок старинного дворянского рода, сын знатного вельможи, боевой офицер, проявивший отвагу в войне с Наполеоном и увенчанный за это царскими наградами. Но он же - отчаянная душа, гуляка, картежник!

Только что в Петербурге с успехом прошла премьера его оперы «Лунная ночь», а теперь вот – решетка! В тюрьму Алябьева привел злой рок - нелепейший случай, который, по сути дела, сгубил всю его жизнь. Во время карточной игры, устроенной на званном ужине у себя дома, он дал пощечину отставному полковнику Времеву за отказ уплатить проигранную сумму (поступок Времева, по офицерскому кодексу, считался бесчестным). Однако через день полковник скоропостижно скончался от сердечного приступа, и Алябьева обвинили в убийстве.

Он отправился в тюрьму с легким сердцем, поскольку был уверен, что следователи во всем разберутся и его невиновность будет доказана. Но судьбой композитора управляла злая воля. Дело попало к недобросовестным судебным чиновникам, допустившим нарушения, чудовищные даже по меркам эпохи самодержавия. Следственная волокита длилась три года. За Алябьева неустанно хлопотали родственники, друзья, персоны, приближенные к императорскому дому. Но все было бесполезно. Молчал и царь Николай I. Его равнодушие к судьбе Алябьева расценивалось как реакция на близость композитора к декабристам.

В сырости подземелья композитор заболел ревматизмом и начал слепнуть. Его душило отчаяние. Но тут неожиданно явилось спасение, которое помогло обрести смысл жизни и сохранить рассудок. Старшая сестра выхлопотала разрешение поместить в камеру фортепьяно, любимого друга с детских лет.

Все свободное от допросов время узник проводил у клавиатуры, создав необычайно светлую музыку: третий струнный квартет соль мажор, увертюру, музыку к водевилю, а также несколько романсов, среди которых - прославленный «Соловей». Этот драгоценный музыкальный самоцвет Алябьев создавал с мыслью о возлюбленной, Екатерине Римской-Корсаковой. Алябьеву было уже 32 года, когда он встретил ее на новогоднем балу, накануне 1825 года. Влюбившись, Алябьев почувствовал, что сердце девушки отвечает ему. Казалось бы, счастье улыбается. Но тут и вмешался злой рок...

И вот, тоскуя в заточении о возлюбленной, вспоминая ее милый голос (на балу Катя пела), композитор и написал песню-романс «Соловей», на стихи Дельвига. Это был "тюремный подарок" Кате под новый 1826 год.

В русской народной лирике соловей - вольная пташка, друг, верный крылатый посол, символ ласковости и нежности. Создавая романс, Алябьев творчески переплавил несколько мелодических вариантов этой темы, отраженной в народных песнях. Щедрый лирический дар композитора получил в этом произведении необычайно яркое выражение.

Выпорхнув из тюрьмы на волю, «Соловей» Алябьева сразу же обрел популярность. Уже 7 января 1827 года в московском Большом театре романс исполнил тенор Павел Булахов. «Соловей» становится модным, звучит на концертах в дворянских гостиных.

В частном доме услышала этот романс и прославленная немецкая певица Генриетта Зонтаг, приехавшая погостить в Россию. Она с блеском пела его, присочинив свои колоратурные вариации. Так началась зарубежная слава «Соловья». Романс изумительно исполняли знаменитая французская певица Полина Виардо-Гарсиа, прославленная испанка Аделина Патти причем, пели неизменно по-русски.

В дни традиционных моцартовских концертов в Зальцбурге, «Соловей» всегда исполнялся, наряду с произведениями Моцарта, Бетховена, Шопена, Шуберта. Алябьевская мелодия притягивала внимание, подвергалась множеству переложений и обработок. Такие известные композиторы, как Михаил Глинка и Ференц Лист создали прекрасные фортепьянные транскрипции этого произведения, а в репертуарах скрипачей часто присутствует фантазия выдающегося бельгийского музыканта Анри Вьетана на тему алябьевского «Соловья».

...Александр Алябьев был осужден и приговорен к пожизненной ссылке и Сибирь. Добровольно в изгнание с ним отправилась старшая сестра. Этот жертвенный подвиг родного человека, несомненно, облегчил и осветил тяжкую жизнь композитора в неволе. Известно, что сестре он посвятил много своих произведений.

Накануне отъезда в каторжный край Алябьеву пришлось пережить еще одну душевную муку - лишение дворянства, публичную гражданскую казнь на эшафоте. Над его головой ломали шпагу, с офицерского мундира срывали эполеты, ордена - и бросали в костер...

Уничтоженного, раздавленного Алябьева спасла музыка. В сибирской неволе он буквально не отходил от рояля, создавая все новые произведения - всего их оказалось 500!. Многие не прочитаны до сих пор и ждут своего времени в архивах Московской консерватории. Особенно его привлекали увертюры и симфонии. Сочинения Алябьева разными путями попадали в Москву и Петербург, исполнялись в салонах лучших домов.

В 1829 году через Тобольск, где отбывал ссылку Александр Алябьев, проезжал знаменитый немецкий путешественник и натуралист Александр Гумбольдт. В его честь композитор сочинил увертюру для хора с оркестром. Гумбольдту произведение очень понравилось, он увез его с собой в Берлин, где оно впервые и исполнялось. Известность Алябьева все ширилась, его называли «сибирский Орфеем» и «сибирским Россини». Он ждал облегчения участи.

В результате неустанных хлопот родных Алябьеву разрешено, наконец, съездить на Кавказские воды, подлечить ревматизм. Здесь он, волей судьбы, встретил Екатерину Римскую-Корсакову, но его милая - замужняя дама...

Счастье пришло только к 53-летнему Алябьеву. Он женился на Екатерине, когда она овдовела. После невероятных мытарств, власти разрешили композитору поселиться в Подмосковье. Он надеялся на тихую, умиротворенную жизнь, но беды не оставляли. 37-летняя жена лишилась состояния из-за интриг родственников, и семья оказалась в тенетах бедности - композиторский заработок не обеспечивал жизнь. Алябьева мучило и то, что власть не возвращала ему дворянское звание. Екатерина без устали хлопотала за мужа, но царь оставался неумолим.

Композитор так и скончался «отверженным». В день смерти (3 марта 1851 года) никто не написал даже некролога. Только на надгробной плите композитора неизвестный почитатель выгравировал маленькую остроносую птичку с раскрытым клювом - поющего соловья...

Лилия Ковалева