Россия и ЮНЕСКО
Постоянное представительство России при ЮНЕСКО
Вестник ЮНЕСКО №20'2014
Вестник ЮНЕСКО №20'201460 лет с ЮНЕСКО
 

Последний подвиг Витуса Беринга

Версия для печати

16.12.2010

media/2010/12/1292497497.jpg

Витусу Берингу в Петербурге не поверили: раз не ступал ногой на американский берег - значит, никакого пролива не открывал! Чтобы доказать свою правоту, уязвленный капитан-командор снова отправился в плавание. И вот, повторив дважды свое великое открытие, с победой в руках, он умирал на необитаемом острове в Тихом океане. Это было в декабре 1741 года.

Обессиливший от цинги, Беринг лежал, по сути дела, уже в могиле - матросы выкопали командору яму, чтобы защитить от сурового борея. Через несколько дней здесь его и засыпят землей. А пока он приказал откинуть брезент, прикрывающий яму, чтобы видеть неласковое небо, под которым прошла его жизнь.

Поземка мела прибрежный песок, и в него потихоньку погружался умирающий флотоводец. Время от времени матросы брались откапывать его, но он не велел, говорил, что "так теплее". Сознание, мужество не покидали командора до последней минуты. О чем он думал - Бог знает. Может быть, о жене Анне, пятерых детях, оставшихся в Петербурге, о старой матушке, которую ему так и не пришлось навестить на родине, в Дании. Наверняка, вспоминал он и вершителя своей судьбы царя Петра I, по воле которого попал на службу в российский флот. Русский флот в те времена был молодым, опытных моряков не хватало. Тогда Петр направил в Голландию эмиссаров для вербовки моряков-иностранцев.

В порту Амстердама предложение служить на русском флоте было сделано 22-летнему Витусу Ионассену Берингу. Выпускник Амстердамского морского кадетского корпуса, он только что вернулся из первого похода в Вест-Индию. Молодой датчанин согласился приехать в Россию и присягнуть русской короне. На родине, в городке Хорсенсе, у него остались родители.

В 1704 году, на Балтике, Беринг ступил на палубу русского корабля, в чине поручика. Талантливый морской офицер был на примете Петра, и он призвал его с собой в Прутский поход на Азовском море. Потом - с повышением чина, снова была Балтика, командование различными судами. Здесь уже приходилось отстаивать принципы, сталкиваться с посредственностями, и начались неприятности - доносы, зависть. В какой-то момент Беринг устал от стычек с флотским начальством, и в феврале 1724 года ушел в отставку. Однако Петр незамедлительно вернул его, осыпал милостями, присвоил чин капитана 1-го ранга. Император не мог разбрасываться неординарными офицерами - у него были свои державные планы.

В 1724 году Россия приступила к осуществлению исключительных по своему размаху географических исследований. Способному флотоводцу Берингу, капитану-командору, дважды поручалось возглавлять Первую и Вторую Камчатские экспедиции. Ценой огромных усилий и жертв землепроходцы прошли северное побережье Евразии, Сибирь, Камчатку, моря и земли северной части Тихого океана. Итогом этого титанического труда стал бесценный вклад во многие области мировой науки, прежде всего - в географию, астрономию, картографию, метеорологию.

Берингу выпала задача узнать, есть ли свободный морской проход между Азией и Америкой, или они соединены перешейком? Ранее на этот вопрос пытались ответить голландские и английские мореплаватели, но безуспешно.

Истина открылась 17 июля 1741 года. В этот день солнце заливало ослепительным сиянием океан и затерявшийся в нем одинокий пакетбот "Св.Петр". Уже сорок дней корабль безнадежно плутат по водному простору, был порядком потрепан штормами. Беринг едва держался на ногах от тяжелой цинги, но близость желанной цели придавала сил. Он точно знал, что никакого перешейка между Азией и Америкой нет, потому что уже проходил этот путь 13 лет назад на "Св. Гаврииле", поднимаясь до 67 гр. 18 мин. северной широты. Тогда, из-за густой облачности, американский берег так и не показался.

На этот раз было ясно. Командор поднес к глазам подзорную трубу и увидел четкий контур высокого берега, череду заснеженных горных хребтов на нем. Среди них алмазным сиянием ледника выделялась одна сопка, которой сразу же было дано имя Св. Ильи. Этим же именем был назван и береговой мыс. Ум еще оставлял долю сомнения, но сердце Беринга знало: это - Америка.

Команда ликовала, моряки поздравляли друг друга, плакали счастливыми слезами. Беринг же, по воспоминаниям одного из участников экспедиции натуралиста Георга Стеллера, был сдержан, угрюм и печален. И когда Стеллер спросил капитана о причине его грусти, командор ответил: "Мы не знаем, что нас ждет впереди и пустит ли пассатный ветер "Св. Петра" домой. Между тем, провианта для зимовки мало". Эти слова оказались провидческими...

Утром 20 июля с корабля была спущена шлюпка с матросом Софроном Хитрово. Беринг был не в состоянии отправиться на берег лично, и послал вместо себя Стеллера, впоследствии составившего подробный отчет об увиденном, о встрече с аборигенами. Остаток лета уставший "Св. Петр" шел в лабиринте неизвестных островов, блуждал в неизученных водах, вслепую прокладывая путь к родным берегам. Осенние штормы принесли град, снег. Большая часть команды болела цингой, у некоторых отнялись руки и ноги. "Судно плывет, как кусок мертвого дерева, почти без управления, его несет по воле ветра и волн", - такая запись была сделана в вахтенном журнале "Св. Петра". Беринг уже едва двигался. И все же он поддерживал команду, уверял, что придет спасение. Авторитет его был непререкаем.

Первым декабрьским утром, ко всеобщей радости, показалась суша. Команда была уверена, что это Камчатский полуостров, российская земля. Но все оказалось лишь злой насмешкой судьбы: вместо родного берега их встретил затерянный в океане необитаемый клочок суши. Приблизившийся к берегу корабль подхватила налетевшая штормовая волна и забросила в прибрежную бухту. "Св. Петр" больше не был способен к плаванию.

Беринг дал приказ высадиться на неизвестный берег и готовиться к зимовке. Командор до последнего вздоха отдавал распоряжения, заботясь о команде. 45 морякам удалось отвоевать право на жизнь в отчаянной схватке с природой и лишениями. Весной из остатков разбитого корабля они соорудили небольшое суденышко, которое в апреле 1742 года чудом достигло российского берега.

Витус Беринг, вместе с другими погибшими моряками, остался лежать на необитаемом острове, которому позже дали его имя. На могиле командора матросы поставили корабельную пушку, снятую со "Св. Петра". Потом ее заменили чугунный крест и бронзовый бюст.

Пролив между Евразией и Америкой мог бы и не получить имени своего первооткрывателя. В Петербургской академии холодно и недоверчиво отнеслись к донесению, сделанному уцелевшими моряками. Снова прозвучали возражения: "Сам-то командор не сошел на американский берег - значит, он не первооткрыватель!"

Только через 30 лет, благодаря Джеймсу Куку, отважному английскому ученому и исследователю, по достоинству оценившему подвиг Беринга, на карте Земли появилось название "Берингов пролив". Как написал Кук, "Витус Беринг не только открыл пролив, разделяющий Америку и Азию, но и впервые нанес на карту Командорские и Алеутские острова с такой точностью, какую трудно было ожидать".

Великий первооткрыватель похоронен в бухте Командор, на необитаемом острове, названном по его имени - остров Беринга.

Здесь стоят четыре памятника. Непосредственно на месте захоронения - железный крест в 3,5 метра, с надписью на чугунной доске у подножия: "1681-1741. Великому мореплавателю капитан-командору Витусу Берингу от жителей Камчатки июнь 1966 года".

Это, конечно, не первый памятник флотоводцу. Сначала на могиле был простой деревянный крест, который водрузили в 1874 году работники Русско-Американской компании. На нем была табличка "Памяти Беринга 1874". К 200-летию открытия Командорских островов, в 1940 году, жители села Никольское - восстановили порушенный временем деревянный крест. А в 1944 году моряки Тихоокеанского флота заменили деревянный крест железным, более прочным. На берегу океана стоят целых три памятника Берингу чугунная плита с крестом на каменном помосте, бронзовый бюст на высоком постаменте и каменная стела от тихоокеанских моряков.

И по сей день корабли, проходящие около острова Беринга, приветствуют командора гудками...

Татьяна Кунина